Среди вампиров и ежиков. Очерк «зеленого» движения в России. Часть 4

20.01.2017 20:53
автор: ecoleaks

Как развивалось «зеленое» движение в России после 2000 года

Chris Bennett Illustration

 

«Полевение» или имитация гражданского общества, как форма досуга

Приход к власти в России команды «правых» политиков в 2000 году вызвал проникновение «левой» оппозиции в народные протестные движения. Не миновала чаша сия и движение природоохранное. Как ни странно, но многие «зеленые», боровшиеся с коммунистами во времена советской власти, благосклонно приняли их в свои ряды. Это было ошибкой. У коммунистов не бывает друзей – бывают лишь временные союзники, которых при случае всегда можно предать. Коммунистам, как выразителям идей люмпенов, не нужна и глубоко чужда идея охраны природы. Они, как и любые люмпены, воспринимают природу, как объект потребления, и не понимают, что природный объект может быть равноценен человеческой жизни, а существование природы равно по значению существованию человечества.

В нашем регионе «красные» не смогли подчинить себе ни одну «зеленую» организацию из уже существовавших. Тогда они сбились в ядовитый клубок самостоятельно, назвавшись «Движением против застройки берегов озёр». Другие их соратники, более умеренные, решили не бороться «против», а бороться «за» — и организовали «Движение за чистоту берегов озёр». Конечно, непредвзятому человеку эти цели кажутся смешными. Ну, скажите на милость, как может забор вокруг озера повлиять на его сохранность, кроме как в лучшую сторону? Но «красно-зеленым»  удалось отвлечь на дурацкие дела немало сил, которые вполне могли бы быть использованы для настоящего дела.

Первым лопнуло «Движение за чистоту берегов». В общем, сразу было понятно, что широко разрекламированный эксперимент по «шефству над озерами» со стороны предпринимательских структур провалится. Началось всё с того, что несколько лет назад ряд честных бизнесменов с самыми чистыми намерениями взялись помочь волонтёрам очистить от мусора берега рек и озер региона. Идея была благородной — действительно, мусорят в основном горожане — питерцы, а убирать за ними по закону положено за счет местного муниципального образования с населением в десяток пенсионеров. Почему бы питерцам и не убрать за своими неряхами — согражданами, таким образом пристыдив их? Участие предпринимателей должно было помочь движению этих добровольных ассенизаторов необходимым материальным обеспечением и придать ему некую респектабельность.

Конечно, нашлись десятки мальчиков и девочек с блеском в глазах. Я таких уже много раз видел — и на комсомольских экологических субботниках, и среди движения «Добровольных помощников реставраторов», когда идея спасения разрушающихся памятников на короткий промежуток времени овладела хиппующими массами… Конечно, убирали мусор тоннами. С восторгом, уверенные, что делают правильное дело. Конечно, в следующие выходные мусора оказывалось ещё больше — ведь люди скорее приедут отдыхать на чистое место, так что посещаемость чистого берега реки только вырастает, а соответственно, мусора прибавляется. И, самое обидное, мало кто присоединялся к убирающим. Наоборот, возмущались — «что так редко приходите?»

Ну и конечно, пошли разочарования у рядовой массы и упреки в адрес лидеров движения, которые, собственно, были виноваты разве только в том, что не видели дальше собственного носа…

Между тем ответ на вопрос «что делать?» был широко известен. Пока ещё позволяли законы, действовала Общественная инспекция охраны природы, работали Дружины охраны природы. Такие же мальчики и девочки, разве что побойчее, без слюнтяйства, проходили дозорами по берегам рек и озер и, обнаружив рядом с палаткой кучу мусора, составляли протокол об административном правонарушении. И пусть хозяин палатки кричал, что мусор не его — в природоохранном законодательстве презумпция невиновности не действует. К примеру, зашел в лес в пожароопасный период — ты потенциальный поджигатель, пусть у тебя даже спичек с собой нет.

Теперь сменились законы, и у нас природоохранный контроль стал прерогативой государства. Составить протокол теперь имеет право только чиновник. Общественности остается только «сигнализировать»… или действительно, убирать мусор за «отдыхающими». С системой ДОП оказалось покончено.

Эта ситуация интересна вот с какой стороны. Масса людей, оказывается, готова заниматься совершенно бессмысленным, хотя и благородным, делом. Находятся и силы, и спонсоры, и поддержка в печати… И очень мало кто способен работать над изменениями законодательства в сторону расширения общественного контроля. Хотя, собственно, это кратчайший путь к вожделенному «гражданскому обществу». Какие же это граждане, которые не верят в свои силы и скорее готовы к бессмысленной физической работе вместо сложной интеллектуальной?  Люмпены это, а не граждане… Пусть даже кто-то из них имеет свой бизнес. Всё равно по уровню гражданской зрелости они – люмпены, а движение их имеет «красную» серцевину.

«Движение против застройки берегов» показывает  иной пример люмпенства в гражданской активности. На мой взгляд, патриотизм — это когда, ко всему прочему, ты вкладываешь свои силы и средства в свою, а не чужую, страну. Поэтому я с восхищением смотрю всегда на людей, строящих себе дома в России, облагораживающих вокруг них территорию… Все больше появляется у нас красивых и, главное, чистых, будто из Европы перенесенных, коттеджных посёлков. Дома в них стоят дорого, в Финляндии подешевле будет. Тем больше заслуги хозяину — не поскупился, и сам жить в России хочет, и детям дом оставит, и дорогу проложил, и рабочих зарплатой обеспечил, хотя мог бы задешево и спокойней за рубежом построиться. Да, пока между этими поселками обычное наше запустение — но ведь расширяются они, возрожденные к жизни территории! Смыкаются зеленые газоны, ломаются высокие заборы, потому как от своих нечего загораживаться… Сливаются посёлки друг с другом. Так и вспоминаешь, как вокруг Питера стояли на холмах усадьбы за усадьбами, играла в них музыка, ставились любительские спектакли, писались великие романы, стихи и картины…

И вот ведь находятся люди, которым слепит глаза чужое благополучие! Думали они, как бы ущучить «богатеев», и придумали — нашли недоработку в законе. Оказывается, вокруг водного объекта надо оставлять полосу свободного прохода — потому как вода является государственной собственностью. И вот изумрудный газон заканчивается за 20 метров до озера. А дальше начинается общий берег. Весь в плевках, соплях и окурках. В воде плавают бутылки, в кустах нагажено, с веток свисает презерватив. Владельцам коттеджа, имеющих несчастье получить «вид из окон на озеро», приходится день-деньской видеть, слышать и обонять это безобразие. А вмешаться нельзя — общественного контроля-то нет, отменили! И полицию не вызовешь — ближайший сержант за двадцать верст.

Если бы было можно получить кусок берега в собственность — на берегу было бы чисто. И озеро было бы чище, потому что ни один забор озеро не загрязнит, а вот грязнющую толпу от воды отсечет. Нет, находятся рядящиеся под «экологов», начинают протестовать: «народу купаться негде!» А почему, собственно, негде? А потому что муниципальные власти пляж не сделали для народа. Потому что у них на это денег нет, а бизнес в эти дела не идет, так-как платный пляж по закону тоже вроде как и не положен, а иначе затраченные на обустройство зоны отдыха деньги на одном пиве с мороженым не вернуть.

 

Особенности национальной охоты на ведьм.
8 февраля 1692 года начался знаменитый «Сайлемский процесс» над ведьмами, до сих пор очень актуальный для нашей страны.  Именно анализ Сайлемского процесса наглядно показал, что побудительным мотивом борьбы с “мировым злом”, как и следовало ожидать, оказывается недостаток финансовых средств…
Деревня Сейлем — Виллидж, традиционно именуемая в литературе “Салем”, находится в США, штат Массачусетс. Здесь в 1692 году по голословным обвинениям было казнено и умерло в тюрьме более 20 человек. Всем им вменялось в вину колдовство, напускание порчи и связь с дьяволом.
Этот процесс вошёл в историю, а название “Салем” стало нарицательным. Как случилось так, что половину населения посёлка поразил вирус безумия и они легко поверили, что “ведьмы”, даже находясь на скамье подсудимых, продолжают мучить своих жертв, но в то же время ничего не могут поделать со стражей и судьями? Подозревали массовое отравление спорыньей, эпидемию летаргического энцифалита… Объяснение оказалось менее экзотическим.
В 1867 году картограф — любитель Чарлз Апем составил карту Сейлема 1692 года, отметив на ней дома всех главных участников процесса. Оказалось, что 30 из 32 обвинителей жили в западной части деревни, а 12 из 14 осужденных ведьм и колдунов и 24 из 29 их защищавших на процессе — в восточной. Если дьявол и вербовал себе слуг среди сейлемцев, то, похоже, ему были небезразличны их адреса…
Историки, изучив прошлое посёлка, обнаружили, что восточная часть деревни, близкая к порту и торговой дороге, была более зажиточной, чем западная; зато “западники” гордились тем, что сохранили пуританский дух, осуждающий роскошь и смотрели на своих восточных односельчан, как на погрязших в мирской суете грешников. К началу процесса через деревню пролегла социально — экономическая и религиозная линия фронта, которая и разделила её жителей на истцов и ответчиков.
Ленинградская область. Наши дни. Группа «общественников» начинает устанавливать факты перекрытия владельцами прибрежных участков узкой береговой полосы — так называемого “бечевника”, куда, согласно Водному Кодексу, должны допускаться все желающие. Собранный ими материал попадает к журналистам и вместо разумного комментария — да, вот к чему приводит всякая половинчатость; с одной стороны, и частная собственность на землю появилась, с другой стороны, хозяева даже забором не смеют огородиться; давайте не будем популистами и, наконец, добьемся того, чтобы частная собственность стала бы в нашей стране священна и неприкосновенна, как и положено в цивилизованных странах — внезапно получает безоговорочную поддержку. Прорывается наружу застарелый гнойник зависти к тем, кто живёт лучше. Туристы (романтики в драных палатках) становятся социально близкими, а жители загородных коттеджей — богатеями, ждущими очереди на раскулачивание. Отдельные голоса противников новой охоты на ведьм тонут в гвалте новоявленных “защитников природы”. Причем эти “защитники” не желают видеть, что в местах, свободных для посещения “любителями отдыха на природе”, грязь непролазная, а коттеджные посёлки — образцы содержания территории.
И всем вроде бы всё понятно — надо строить загородное жилье, чтобы дети росли на природе, чтобы деньги в стране оставались, а не в финскую недвижимость вкладывались. А коттеджей в области построено очень мало — 22 000 штук примерно, по сравнению с 800 000 садоводческих домиков — пустяки, и даже по данным борцов с огораживанием, в год по берегам водоёмов появляется менее 20 коттеджей, с такой скоростью за пятьдесят лет застроят всего половину одного лишь Суходольского озера… Но все равно, на страницы газет, на телеэкраны, под предлогом борьбы “за озёра” продолжает выплёскиваться густая злоба люмпена к более успешному соседу.
Не в том дело, что злоба эта на сей раз рядится в “экологические” одежды. Триста лет назад людей бы обвиняли в колдовстве с той же экономической подоплёкой. Дело в том, откуда она, злоба, берётся.
Один мой хороший знакомый, писатель, настоящий питерский интеллигент, послушав такие мои рассуждения, сказал примерно следующее: всё так, и зависть — дурное чувство. Но раньше — на лыжах, сквозь заснеженный карельский лес, вдоль вековых сосен, по заледенелому озеру, к незамерзающему роднику со стылой водой, дальше — костерок, чай с хвоинками… Да, в новых посёлках — красиво, фонари, на озере каток, дымок от шашлыка, и музыка, и с берега не гонят, но чувствуешь себя бродягой у ворот усадьбы.
Промолчал я тогда. А, верно, стоило бы сказать — да, были когда-то здесь усадьбы. Были и бродяги. Была могучая страна с великой культурой, вровень стоящая с другими европейскими державами. И разрушила её обычная человеческая зависть, научившаяся выдавать себя за заботу об угнетенных.
И ради чего разрушила? Чтобы он, писатель — умница мимо пожжённых дворянских гнёзд, осквернённых церквей да разорённых финских хуторов на лыжах ходил? Или чтобы туристы на любом берегу могли палатку поставить, в кустах, не опасаясь хозяйского глаза, нагадить, да потом песню спеть про то, как здорово, что все мы здесь сегодня собрались?
Бродяга останется бродягой, хотя бы и с университетским дипломом. Бродяги не создадут государство, не восстановят хозяйство, не смогут управлять собственностью. Десятилетия советской власти это доказали.
Дайте, наконец, людям иметь свой дом на своей земле. Не мешайте им эту землю защищать. Отмените законы, мешающие осуществлять права собственника. Укажите бродягам и люмпенам их место в обществе. Этого достаточно. И полудюжины лет не пройдёт, как Россия станет могучей и процветающей.

Ну, борцы за свободу гадить на берегах озёр у меня ничего, кроме брезгливости, не вызывают. С ними всё ясно — мелкие, зависливые к чужому благополучию душонки. Но ведь масса людей и организаций страдают от невозможности по закону получить в собственность кусок береговой полосы. К примеру, руководство санаториев и детских оздоровительных лагерей, которые тихой сапой огораживают-таки себе участки берега, владельцы гостиничных комплексов, да, собственно, каждый из нас, который бы хотел отдыхать в чистоте, пусть за деньги, а не в грязи, зато бесплатно. И нет, к моему удивлению, массового протеста против такой законодательной нормы. Все кряхтят, тихо дают взятки, ставят незаконные заборы, ворчат… но изменить положение дел не пытаются. И говорят при этом, что всё равно не получится, народ у нас такой, любит, чтобы все на халяву… Да вы хотя бы попробуйте! А вдруг?

Мне дорого зеленое движение, важны зеленые идеи, я им отдал много сил и времени. Тем более обидно, когда в современной ситуации «зеленые» лозунги  используют всего лишь как средство вывести на улицу против правительства побольше народа. Использовать «зеленых» для ежеминутных политических целей – всё равно, что забивать гвозди микроскопом. Зеленая идея даёт людям понимание того, как правильно воспринимать окружающий мир – а её используют для того, чтобы упрекнуть правительство, что, мол, не ту технологию используют для утилизации мусора. Политики видят в «зеленом» движении не носителей вечных истин, а «протестный потенциал». Впрочем, тут «зеленые» виноваты сами, не вычистив из своих рядов, к примеру, дамочку с говорящей фамилией «Чирикова» и прочих разных «борцов за права на чистый воздух».

 

Смена целей. 

Современный период развития движения интересен тем, что все задачи, которые движение могло выполнить в России, оно выполнило. Да, осталось множество частных случаев, куда можно приложить силу – но, в общем-то, стало понятно, как надо и как НЕ надо действовать, где можно одержать победу и каких результатов ни при каких условиях НЕЛЬЗЯ достичь.

Стали понятны объективная ограниченность движения, конкретизировались его цели и задачи. Например, стало ясно, что остановить рождаемость и резко уменьшить численность человечества – до безопасного предела в 1 миллиард человек – ни «зеленые», ни какая бы то ни было иная политическая сила на Земле не в состоянии. Сохранить существующую технократическую цивилизацию мы также не можем, равно как и нынешний уровень потребления, даже такой средний, какой мы имеем в России. И обещать, что дальше будет жить лучше, было бы, по меньшей мере, безответственно. Наконец, стал ясно виден неизбежный и близкий конец движения, связанный с замещением европейцев в планетарном масштабе на иные расы и этносы, которые имеют совершенно иные представления о природе, месте в ней человека и общественных движениях. Собственно, у них вообще нет такого «зеленого» движения, которое нам привычно. То есть дать прогноз о будущем движения мы не можем, кроме, разве что, утверждения, что будущее движения, как и цивилизации в целом, прогнозу не поддается.

Максимум, что могло сделать «зеленое» движение – создать модель нравственного поведения человека перед лицом непреодолимой силы с учетом экологической составляющей бытия… И это оно уже сделало.

Разумеется, рефлексируют о судьбе движения единицы из числа природоохранных активистов. Давно уже не собираются конференции с теоретической повесткой дня. Лидеры движения часто просто боятся рассказать правду о перспективах своим младшим единомышленникам. Поэтому такое распространение получили эскапистские течения, основанные на «зеленой» идее – вегетарианство с веганством, попытки экономить ресурсы в быту, пропаганда натуральной пищи, тканей, предметов быта…

Наряду с этим у «зеленого движения» в активе много реальных достижений. Тематика текста не соответствует рассказу об успехах – однако же, мне хочется отметить, что за прошедшее десятилетие нашей организацией в содружестве с конструктивно настроенными «зелеными» удалось сделать очень многое и в Петербурге, и в Ленинградской области. О некоторых наших действиях я расскажу ниже.

 

Конструктив: успехи и пределы возможностей.
Мы изначально поставили задачу работать в интересах местных сообществ и на средства, предоставляемые нам этими собществами. На возражения, что таковых средств будет мало, мы отвечали, что в таком случае хуже будет не нам, а в первую очередь самим местным сообществам и они, как социальные организмы, обнаружив свою нежизнеспособность, погибнут, в том числе – и из-за ухудшения качества среды обитания. Те же сообщества, которые придут к ним на смену, будут сильнее и, вполне возможно, смогут затратить средства на охрану природы. А мы подождём…

Практика показала, что я был прав. После очень быстрой, буквально в течение десятка лет, смены доминирования в обществе ряда социальных групп, положение референтных групп заняли сообщества, состоящие из вполне вменяемых и понимающих важность охраны окружающей среды людей.

Опираясь на их усилия и ресурсы, нам удалось создать систему, которая позволяет непосредственно влиять на ситуацию в экологической политике властей регионов, выдвигая или поддерживая любые инициативы, направленные на создание технологических, культурно-идеологических, правовых и природных элементов системы устойчивого развития региона. С нашей помощью сложился развитый рынок питьевых и минеральных вод, фильтров для доочистки питьевой воды, биологически активных пищевых добавок, и других экологических товаров. Мы провели ряд общественных экологических экспертиз промышленных и транспортных проектов, обеспечив участие общественности в принятии решений, оказывающих значительное влияние на развитие региона (для примера можно назвать экспертизу проекта Кольцевой автодороги вокруг Петербурга и нефтетерминала в Ораниенбауме, Морского порта в Петербурге и алюминиевых производств на территории Ленинградской области). Ежегодно мы проводим экспедиции по изучению состояния уникальных природных объектов региона и регулярные инспекторские проверки предприятий, нарушающих природоохранное законодательство. С 1994 года “Зелёный Крест” — учредитель первой в России экологической радиостанции “Открытый Город”. Радиостанция просуществовала до 2008 года и закрылась в связи со смертью главного редактора. С 1997  по 2000 год организация издавала собственную газету — “Зеленый Сектор”. Газета бесплатно распространялась во властных структурах города и области, офисах крупнейших фирм, организациям, учреждениям образования. Теперь газету сменили два сайта. В 2000 — 2001 годах “Зелёным Крестом” проводилась общественная экологическая экспедиция на Ладожское озеро. В ходе экспедиции были собраны данные, подтверждающие возможность и необходимость строительства водовода из Ладожского озера для водоснабжения Петербурга. Вообще экспедиции мы проводим регулярно, с 1998 года по настоящее время. В 2001 году “Зелёным Крестом” подготовлена и издана брошюра по заказу Департамента по природопользованию Правительства Ленинградской области — “Состояние окружающей природной среды на административной границе между Санкт — Петербургом и Ленинградской областью”. В 2002 году “Зелёным Крестом” впервые в России был проведён Международный экологический праздник “День Фиорда” в Выборге. В 2002 году “Зелёным Крестом” была составлена схема перехода к устойчивому развитию модельной урбанизированной территории — района Санкт — Петербурга “Левашово — Удельная”. В 2003 году нами был выпущен первый  “Путеводитель по Ленинградской области”, карта областных туристических маршрутов “Серебряное Кольцо” и цикл телефильмов о природе и культуре Ленинградской области. В 2004 году мы вновь провели праздник “День Фиорда” в Выборге и организовали экспедицию по обследованию заказников на островах российского сектора Балтики. В 2005 году мы создали первую в России правозащитную радиостанцию “Свободный Голос”. В том же году мы поставил рекорд —  провели 12 общественных экологических экспертиз. Обычно их бывает в году не более 4 штук. В 2006 году мы обследовали все заказники Санкт — Петербурга. В 2007 году опять-таки провели ряд общественных экологических экспертиз и общественную экологическую экспедицию на остров Гогланд в Финском заливе. В 2008 году был создан «Клуб зеленых журналистов» Санкт – Петербурга, выпущены новые издания «Экологической карты Ленинградской области». В 2009 году нами было проведено 7 заседаний “Клуба зеленых журналистов” Санкт — Петербурга, из них — 6 выездных, являющихся, по сути, пресс — турами, длившимися от одного до пяти дней. В 2010 году сотрудниками и волонтёрами Зеленого Креста организованы и проведены массовые акции, направленные на повышение туристической привлекательности региона: музыкальные фестивали «Дверь в Лето» (Выборг), «День народа водь» (Усть-Луга), а также длящийся неделю фестиваль «Дни культуры Выборга в Петербурге». В 2011 году Зеленым Крестом проведена общественная экологическая экспедиция по Финскому заливу,  в ходе которой были обследованы донные отложения на предмет содержания в них радионуклидов, выпавших в ходе испытаний ядерного оружия из атмосферы. В 2012 году сотрудники Зеленого Креста подготовили и опубликовали более 600 выступлений в различных СМИ региона; рассмотрели и приняли меры по 83 обращениям от частных лиц и предприятий. В 2013 году Зеленым Крестом проведена общественная экологическая экспедиция по Ладожскому озеру, в ходе которой были обследованы острова, где в середине 20 века проходили испытания радиологического оружия, а в 2015 году – проведена общественная экспедиция по обследованию захоронения ядерных отходов на форте Ино в поселке Приветнинское. В 2014 году мы в содружестве с издательством «Инкери» выпустили книгу «Удивительные и загадочные места Ленинградской области», а вместе с Ольгой Сорокиной из телекомпании «Ленинградское областное телевидение» сделали 18 телепередач про эти удивительные и загадочные места, по материалам этой книги. За два года – 2014 и 2015 мы провели 12 общественных экологических экспертиз, в том числе – таких общественно значимых проектов, как создание завода по утилизации медицинских отходов и по переработке токсичных отходов на полигоне в Красном Бору. Регулярно проводим по 3-6 пресс-тура в год. В 2015 году разработали «Концепцию использования вторичных ресурсов в Ленинградской области», согласно которой к 2030 году регион перейдет на полную утилизацию всех видов отходов, таким образом превратив их во вторичное сырье…

Интересующихся подробностями нашей деятельности я отсылаю к нашим официальным отчетам (См. ссылку 8). Главное – благодаря нашим усилиям и усилиям наших друзей, в регионе сейчас действует хорошо отлаженный механизм взаимодействия общества и власти. Его наличие показывает, что практически каждый человек имеет возможность оказывать влияние на ситуацию в области природопользования, имеет возможность бороться и побеждать.

Разумеется, мы понимаем, что наши частные успехи не в силах задержать наступление глобальной катастрофы, а могут лишь дать пример адекватного восприятия угрозы и нравственного поведения перед её лицом.

Критика действий властных структур со стороны маргинальных «зеленых», отрабатывающих западные гранты, в данном случае не в счет, их неудачи проистекают не из-за политической ситуации, а от их собственной никчемности, привычки жить на подачки и нежелании работать на достижение конечного результата. К тому же, в скором времени подача грантов прекратится – либо устанут от обмана рецепиентов «западные» доноры, либо российское законодательство начнет, наконец, реально бороться с зарубежными «агентами влияния», (впрочем, этому уже положено начало) и эти три-четыре живущие на гранты организации лопнут, как мыльные пузыри.

 

ВЕГАНЫ  и прочие представители альтернативного образа жизни.

С большим интересом наблюдаю за деятельностью веганов и похожих групп, этих современных последователей джайнизма. Мне нравится, что они осознают аморальность повседневного и будничного уничтожения миллиардов живых существ для продолжения существования вида «человек разумный».  Мне нравится, что они пытаются хотя бы на личном уровне потребления уменьшить эту тяготеющую над родом человеческим вину, хоть на уровне кружевного платочка, но осушить эту великую кровавую реку, хоть как-то уменьшить боль и страдания гибнущих животных , птиц и рыб…
Вероятно, через десяток-другой лет появятся хорошие книги, созданные людьми, в молодости прошедшими через веганство; появятся политики – новые «толстовцы», появятся , возможно, новые религии… А в настоящее время эта идеология помогает многим молодым людям перепрыгнуть современность в ожидании окончательного взросления…

Единственно, что мне в них, веганах, не понятно, так это их неверие в разумность эволюции.  Я понимаю, что большинству людей очень сложно понять, что смерть необходима. Также, вероятно, и веганам сложно принять то, что многократно ускоривший разрушение биоты планеты вид живых существ – наш с вами вид — появился в ходе логичного эволюционного процесса. Стало быть, природе нужен вид – «уничтожитель», нужно, чтобы энтропия возрастала…  Причем осознание противоречий между моралью и повседневными убийствами, проникающее в массы людей, обеспечивает механизм самоуничтожения у этого вида. То есть, скорее рано, чем поздно, он уничтожит и себя, прекратив репродукцию. Практики прекращения размножения, типа монашеских, скопческих, и так далее, базирующиеся на осознании аморальности («греховности») мира,  имеют место от начала человеческой  цивилизации.
Зачем это природе нужно? Вероятно, за тем же, за чем вообще существует смерть – для расчистки пути новому. К примеру, разумной форме жизни, созданной не на белковой основе, а на основе взаимодействия энергетических полей; разумной жизни, не нуждающейся в убийстве для продолжения своего существования…
Вместо вполне логичного чувства радости от того, что «все в надежных руках» (@- Б.Г.) и мир, основанный на убийствах, мучениях, зле – будет в ходе эволюции уничтожен, веганам по непонятной мне причине жаль этот мир и они пытаются провести в окружающем аду некие реформы. Они  исходят из возможности усовершенствовать мир, и, по завету Льва Николаевича, «начинают с себя». Но надо ли это миру? Логически рассуждая, мы и созданы для того, чтобы его разрушить – и единственное, что мы можем сделать, это – поменьше участвовать в этом.
Впрочем, самые «продвинутые» веганы, похоже, это понимают…

 

Птенцы Джорджа Сороса и дети капитана Гранта (часть вторая)

Тенденции последнего времени иногда меня просто пугают. Мне кажется, что в нашем обществе перепутались все моральные ориентиры. Мы не тем сострадаем и не тех порицаем. И виноваты в этом зачастую активисты «зеленого движения», во всяком случае, его ориентированной на Запад части.

Если взять и непредвзято прочесть «послужной список» успехов «Гринпис», то просто не поймёшь, как этих аморальных людей терпит общество.
Гринпис постоянно оказывается замешан в скандалах, которые заканчиваются вмешательством органов правопорядка, судами, штрафами и тюремными заключениями. Вот некоторые из наиболее ярких эпизодов.

Два года спустя после основания Гринпис, в 1973 году лодка организации совершенно мирно незаконно вошла в территориальные воды Франции. В результате была атакована кораблем береговой охраны, а к экоактивистам применена сила.

В 2006 году в США гринписовцы были арестованы за то,  что мирно завесили баннерами со своими призывами скульптуры американских отцов — основателей на горе Рашмор в Южной Дакоте.

В 2007 году активисты Гринпис попытались мирно проникнуть по морю на саммит G8 в Хайлигендамме, районе города Бад — Доберан в Германии. За полгода до саммита немецкий суд запретил проведение любых акций в окрестностях этого балтийского курорта. Более того, для обеспечения безопасности мероприятия были возведены уходящая в Балтийское море система ограждений, общей протяженностью 13 км. Гринпис попытался мирно их обойти. В результате лодка активистов была чуть не утоплена полицейским катером.

В 2009 году гринписовцев арестовали за то, что они мирно штурмовали при помощи пожарных машин Национальную ассамблею  — нижнюю палату парламента Франции.

В 2010 году в Дании Гринпис абсолютно мирно пробрался на дипломатический ужин для глав 120 государств, который был организован в королевском дворце. Для этого экоактивистам пришлось сначала на машинах преодолеть несколько контрольно — пропускных пунктов, а затем в вечерних платьях и смокингах проникнуть во дворец. Там они мирно развернули плакат «Политиканы болтают, а лидеры действуют!», после чего их арестовали.
Как видите, в основе действий «Гринпис» всегда лежит обман. Без обмана очень трудно попасть на охраняемый объект. Но обман аморален всегда, какими бы благими целями он ни прикрывался.  А основным методом воздействия «Гринпис» является обыкновенный шантаж, угроза «сделайте, как я хочу, иначе напишу плохое слово на вашей двери!»

К сожалению, всё больший вес приобретают люди, которые стараются выдать обман и шантаж за норму политической деятельности. Теперь любой неуступчивый чиновник, честный бизнесмен, принципиальный общественный деятель может стать мишенью атаки из интернета, остающейся фактически безнаказанной. Хорошо, конечно, что мало кто обращает внимания на сплетни и заказные «разоблачения». Но в ответ на игнорирование шантажист только наращивает атаки.

Ситуация с нефтеплатформой «Приразломная», на которую пытались подняться «гринписовцы», за что они были задержаны российскими пограничниками,  уже стала хрестоматийной для иллюстрации методов «зеленых» шантажистов. И, надо сказать, подобные методы действуют. Кто сейчас с ходу назовёт автора Литейного моста, кроме специалистов? А тех, кто его испохабил, «в знак протеста» нарисовав гениталии – помнят очень многие. Правда, против чего именно протестовала арт-группа «Война», я сказать затрудняюсь.

Франсуа Рабле под старость, когда Гаргантюа с Пантагрюэлем остались далеко позади, написал: «Своды законов опираются на необходимость, а не на справедливость». У нас закон становится не общепризнанной по необходимости нормой, но навязанным свыше табу, как в «Острове доктора Моро», где полулюди – полузвери повторяют, как мантру: «Что ждёт того, кто нарушит Закон? – Он возвращается в Дом Страдания». Но риск вернуться в Дом Страдания  в России резко уменьшился по сравнению с советским временем. И мы сами не замечаем, как в нашем обществе набирает силу процесс редоместикации, как мы дичаем и соглашаемся преступить закон – вначале в малом. Вначале – чтобы, как нам кажется, «защитить свои права»…
Хотя, возможо, этот процесс имеет общемировой характер. Недавно прочел результаты опроса граждан в соседней Финляндии. Даже там, в законопослушной стране, с утверждением «закон можно нарушить, если собственные моральные ценности и закон противоречат друг другу» полностью согласны 7% и отчасти согласны 15% — и только 45%, меньше половины, сказали твёрдое «нет» подобному утверждению, по которому можно оправдать фактически любой противоправный поступок – да хоть каннибализм. Если, конечно, каннибал догадается сказать на суде, что пожирание людей есть его моральная ценность и атрибут религиозного культа.
А помните историю с несчастным Калоевым, потерявшим жену и детей в авиакатастрофе и затем зарезавшим швейцарского авиадиспетчера, который, вроде бы, был в этой авиакатастрофе виноват? (См. ссылку 9). Его, отсидевшего символический срок в швейцарской тюрьме, встречали в России с плакатами «Вы настоящий человек».  А ведь он нанёс двенадцать ножевых ударов своей жертве на глазах у его жены и трёх детей, то есть поступил так, как не каждый зверь может.… И только 12% из опрошенных в России решили, что он должен понести наказание – остальные так или иначе его оправдывали!

Постепенно стало возможным любой поступок оправдывать защитой своих моральных ценностей. Убить кинорежиссёра, снявшего «не тот» фильм, оболгать политика, который «не то» сказал, устроить диверсию против сайта, где размещена «не та» информация, сломать забор, который «не там» поставили, подслушивать, читать чужую переписку, собирать «компромат», унижать, бить, преследовать… Примеры всего этого мы читаем в газетах или видим на компьютерной новостной ленте ежедневно.  Причем методы «оппозиции» зачастую выглядят омерзительнее, чем методы правящей части общества. То есть никто никому моральным примером служить не желает.

Разумеется, бывают моменты в истории, когда народу приходится производить революционные изменения, чтобы убречь собственное существование. И честь и хвала тем истинным гражданам, что поднимаются с оружием в руках против тоталитарного режима или оккупационной власти. Но всё же ситуацию надо оценивать адекватно. И хотя, как говорил Наполеон, «революция – это миллион новых вакансий»,  если есть возможность решить дело с помощью действующих ещё законных методов воздействия на власть и её отдельных представителей, не следует, мне кажется, изображать, что положение ужастно и иного варианта, кроме как перейти к противоправным действиям, у «порядочных людей» нет.

Пролившаяся на землю кровь обладает одним свойством – её назад в вены влить невозможно. Никто ещё, кроме некоторых святых да доктора Франкенштейна,  не смог оживить мертвецов. И худой мир всегда будет лучше доброй ссоры, пусть некоторые и считают, что эту пословицу придумали трусы. Иной раз быть сторонником гражданского мира – опаснее, чем призывать к гражданской войне.

Почему же мы продолжаем работать.

Но все же главным достижением последнего десятилетия для меня остается появление понимания, что же есть такое – общественная экологическая деятельность.

Вынужден разочаровать желающих «просто помочь природе» – простых способов для этого нет. Даже деревья сажать надо умеючи и имея некоторую физическую подготовку.

Для среднего обывателя основная проблема цивилизации – в том, что она создает отходы. Вот не будет отходов, запустим всё в переработку – и наступит рай земной. Тем более что, говорят, на Западе так уже делают. Причем этот обыватель, конечно же, учил в школе физику, помнит закон Ломоносова – Лаувазье и знает, что отходы никуда исчезнуть не могут, а могут просто перейти в иное состояние. Так вот давайте посмотрим, а будет ли этот переход полезен для природы.

Обратившись к зарубежному опыту, мы увидим, что переход к переработке отходов состоялся там, где он был выгоден финансово еще в начале ХХ века. Об охране природы тогда никто и не помышлял. Меньше выбрасывали на свалку, чтобы меньше платить мусорщикам.
У нас подобное невозможно хотя бы потому, что плата за вывоз мусора рассчитывается не от его веса или объема, а от площади квартиры!
В, допустим, Бельгии у человека есть личный домик с личным подъездом и личной помойкой, а также личный график вывоза мусора. Баки, действительно, стоят разноцветные. И мусоровозы к ним подъезжают разноцветные, не как у нас, когда опорожняли все бачки в один кузов. Заполнив бак, бельгийский гражданин наклеивает на него этикетку, подтверждающую, что он внёс за вывоз мусора оплату и бак вывозят на следующий день. Но – бачки заполняются со скоростью один бачок за две недели. (Это, например, верно для бачков с макулатурой или полимерами)…

У нас за две недели в макулатуре крыса крысят выведет, и спасибо защитничкам природы скажет. У нас не у всех не то, что своей помойки – своей кухни нет. Полмиллиона людей только в Питере в коммуналках живут, какой уж на коммунальной кухне раздельный сбор! У нас во дворах-колодцах и одного-то бака не поместить, не то, что полдюжины. У нас мусоропроводами пользуются не потому, что это гигиеничнее – а потому, что не во всякий двор женщина с мусорным пакетом выйти может в темное время суток без риска для здоровья. Есть, конечно, и элитные дома, и малоэтажные пригороды, и там было бы возможно организовать раздельный сбор – но вот зачем, если это никак не скажется на плате за вывоз мусора…

Но, даже если зарубежный опыт не подходит, может, придумаем что-то свое, чтобы мусора стало бы меньше? Ведь кому охота видеть большие горы отходов на полигонах вокруг Питера.… И питерские ученые придумали – после извлечения вторичного сырья разнообразными способами всё, что переработке не подлежит, перемолоть и подвергнуть литификации, то есть – «окаменению», путем добавления извести, глины и ещё некоторых компонентов. Такой способ давно применяется в Сибири для утилизации отходов нефтедобычи. А сейчас в профильных комитетах Правительств Санкт-Петербурга и Ленинградской области рассматривается возможность применения этого метода для утилизации мусора нашего города.

Горы мусора вокруг Петербурга исчезнут. Но, вопреки расхожему обывательскому мнению, извлечение вторичных отходов не помогает природе. Сколько бы мы ни собрали макулатуры – лесов меньше не вырубят. Просто древесину потратят не на бумагу, а, допустим, на пеллеты. Сколько бы ни сдали полимеров – газа меньше добывать не будут. Пустить полимеры в переработку – это примерно то же, что пробурить ещё одну скважину для добычи газа. Полезно ли это будет природе, по-вашему?
Да, говорят «защитники природы», но зато надо будет меньше потратить энергии, чтобы получить продукт из вторичного сырья – по сравнению с его получением из первичного. Но на самом деле этот аргумент — тоже лукавство. Не распоряжаясь сэкономленной энергией, общество не может запретить направить её на цели, с обществом не согласованные. Представим, что мы все уменьшили потребление электроэнергии на столько, сколько производят все атомные электростанции страны. Как вы думаете, закроют ли станции? Или у электроэнергии сразу найдется иное применение? Ответ очевиден, к сожалению…

Природе можно помочь уменьшением потребления. И действительно, «зеленые» активно пропагандируют правило трех R: reduce, reuse, recycle (уменьшай потребление, используй повторно и отправляй на переработку). Но первая из трех R только декларируется. Уменьшение потребления в одной сфере с лихвой перекрывается его увеличением в другой.  И это понятно. Иначе произойдет замедление экономического роста страны. Ни один обыватель, раскладывающий мусор по пакетикам, на это не согласится. А ресурсосбережение, которое базируется на переработке вторичного сырья, в конечном итоге ведет к увеличению потребностей, так-как в руках у человечества оказывается больше легкодоступных ресурсов. То есть в целом только вредит делу охраны природы.
Поэтому-то ресурсосбережение так активно пропагандируют в трогательном единстве и государственные чиновники, и бизнесмены, и обслуживающие их «зеленые».

А вот еще один пример такого единодушия – между «зелеными» и транснациональными корпорациями. В 2015 году «Европейцем года» по версии журнала «Ридерз Дайджест» стал Феликс Финкбайнер. Ему тогда было 17 лет. Он возглавляет детско-молодежное движение «Растения для планеты». Члены этого движения сажают деревья во многих странах мира и надеются, что к 2020 году по всей Земле их усилиями будет посажено около триллиона деревьев – примерно по 150 деревьев на каждого жителя планеты.  Движение поддерживают вполне взрослые люди – в частности, руководство «Фольксвагена» и других германских компаний. По мнению Феликса, таким образом можно будет избежать экологической катастрофы – ведь триллион деревьев сможет поглотить примерно четверть техногенных выбросов углекислого газа. Около 120 тысяч детей по всему миру активно поддерживают это движение, сажая деревья и надеясь, что это действие как-то повлияет на судьбу человечества.

… Не могу понять, как квалифицировать популярность этой инициативы – как простое невежество или же истерику, когда человек в безвыходном положении хватается за соломинку. Неужели в Германии настолько ужасное образование, что детей не учат, откуда берется кислород в атмосфере? Неужели немецкие школьники не знают, что деревья тоже дышат кислородом? Что кислорода они поглощают примерно столько, сколько и вырабатывают в процессе фотосинтеза, потому что дышат и ночью, и зимой, когда фотосинтез «не работает»? И, наконец, неужели кому-то надо объяснять, что весь поглощенный деревьями углекислый газ тут же возвращается в атмосферу – осенью, с гниением листвы и опавших ветвей, а затем, после смерти дерева – с окислением основного ствола?
Думаю, и Феликс Финкбайнер, и, тем более, люди из руководства «Фольксвагена» все это знают. Вероятно, они даже знают, что кислородная атмосфера на Земле возникла много раньше, чем появилось первое дерево, и что не деревья – источник кислорода в атмосфере. Возможно, они знают еще и то, что техногенные выбросы углекислоты составляют не более 8% от естественных выбросов. Что перегнивание органического материала, такого как мёртвые деревья и трава, приводит к ежегодному выделению 220 миллиардов тонн двуокиси углерода, земные океаны выделяют 330 миллиардов, а от сжигания ископаемого топлива выделяется всего только 32 миллиарда тонн. Примерно столько же в атмосферу Земли поступает от дыхания обитателей суши, включая и человека. То есть, предлагающие сажать деревья люди отлично понимают, что посадка деревьев в лучшем случае оставит содержание кислорода и углекислого газа в атмосфере на прежних уровнях. А то и напротив, увеличит содержание углекислого газа – это смотря какие породы деревьев сажать и в каких климатических поясах.

Впрочем, я не собираюсь обвинять милого юношу Финкбайнера в злонамеренном обмане ради будущей карьеры и сегодняшних грантов. Я также не против посадки деревьев – как бы ни было бесполезно это дело в масштабах планеты, но оно безусловно нравственно и благородно, полезно зверям и птицам и, локально, действительно улучшает окружающую среду. Но почему умные и образованные люди сознательно врут окружающим, уверяя их в том, что такими простыми способами, как посадка деревьев, можно что-то кардинально исправить в этом мире?

Видимо, потому, что они настолько умны и образованны, что не видят выхода из цивилизационного тупика. Видимо, потому, что им надо как-то канализировать общественные инициативы, вызванные страхом перед будущим, в безопасное для власть имущих русло. Потому что им нужно занять людей делом, пусть совершенно бесполезным, объяснив им, что их спасение – в их собственных руках. Но дело при этом не должно быть непосильно сложным. А что может быть проще – вскопал ямку, посадил прутик… Или рассыпал семена на взрыхленном поле… И готово – можно гордиться собой, ты только что внес свой вклад в спасение планеты… И о реальных опасностях – перенаселении планеты, допустим, или вымирании европейских наций – ты уже не думаешь.

Никогда ранее в истории Земли самоуважение не было столь легко доступно,  столь дешево и столь лживо. Никогда ранее не назначали людей «Европейцем года» за массовый обман детей. Видимо, дела у человечества действительно очень плохи, если люди готовы поверить в столь явный, шитый белыми нитками, блеф. Впрочем, к своему сожалению, уверен, что наши любящие бездумно перенимать всё «европейское» сограждане вскоре ухватятся за идеи посадки деревьев ради спасения планеты и образуют в России отделение организации Финкбайнера.

Основная ошибка мимикрирующих под «зеленых» «печальников горя народного», правозащитников всех мастей – они совершенно не понимают причину экологического кризиса. Она не социальная. Не антропогенная. Экологический кризис был всегда. Это он убил прокариотов древнего океана,  расчистив место для последующих форм жизни. Он уничтожил динозавров, а также тупиковые ветви человечества. Он заложил основы современной цивилизации в эпоху неолитической революции. Экологический кризис – инструмент биологической эволюции, а не следствие зловредных действий олигархов или владельцев транснациональных корпораций. Люди, разумеется, вносят своими действиями вклад в его усиление, в результате чего гибнут отдельные очаги цивилизации и растут пустыни. Но этот вклад не принципиален, как не принципиально количество убитых на войне по сравнению с общепланетраной смертностью. А следовательно – не существует на планете социальной силы, с которой надо было бы бороться «зеленым». И значит – все социальные действия (контроль над загрязнением среды, общественная активность, все эти митинги и петиции) – носят локальный характер, не влияющий на глобальную картину общепланетарного кризиса. Конечно, конкретные люди страдают именно от локальных экологических проблем – но «мысля глобально», мы обязаны понимать, что локальные победы не означают в глобальном смысле ровно ничего. Так врач, вылечив больного, не уничтожает смерть, как явление.
Экологический кризис будет при любом социальном устройстве; не следует «зеленым» бороться за социальные изменения, прикрываясь интересами «спасения планеты», а следует понимать, что это – бессмысленная «с точки зрения природы» борьба. Те же, кто обвиняет в экологическом кризисе социальные группы и сеют социальную рознь между людьми, в очередной раз «зовя Русь к топору» — либо глупцы, либо мошенники.
Социальными изменениями человечество не спасти. Да, собственно и спасать его не надо. Гибель человечества – процесс естественный, закономерный, неизбежный, и обусловленный неразрешимыми противоречиями между повседневной практикой человечьей жизни, основанной на убийствах иных живых существ, и моралью, «категорическим императивом», каждого человека, не принимающим такую практику на духовном уровне.

В чем же отличие между гражданскими и псевдогражданскими действиями?

Давайте рассмотрим все возможные варианты активности экологических («зеленых») общественных организаций, как формальных, так и неформальных, и разберемся, насколько их деятельность действительно идет на пользу развитию гражданского общества.

Довольно большое количество экоактивистов «спасают природу» путем уменьшения собственного потребления – в основном в быту. Они экономят ресурсы (воду и электричество), используют натуральные вещества для мытья посуды, одеваются в натуральные ткани, но при этом не используют мех и шкуры убитых животных, ездят на велосипеде или общественном транспорте, выбирают вегетарианский или веганский способ питания… Приэтом они не отказываются от отдыха на дикой природе, хотя тут как раз могли бы внести реальный вклад в уменьшение антропогенной нагрузки на пригородные леса. В масштабах планеты эта деятельность ничтожна и соответствует вкладу в уменьшение всеобщего потребления от действий поклонников джайнизма – древней религии,  которая  проповедует ненанесение вреда всем живым существам в этом мире. Джайнистов сейчас около 10 млн. человек, веганов – строгих  вегетарианцев, выступающих против эксплуатации животных и исключающих из своего рациона все продукты животного происхождения – примерно 20 млн. в Европе и США. В связи со стремительным ростом мирового населения, обещающего достигнуть уже 9,1 миллиарда к 2050 году, веганская диета, по мнению тех, кто её придерживается — просто необходимое условие для того, чтобы прокормить все население Земли. По мнению веганов, подобная диета приводит к уменьшению загрязнения окружающей среды и истощения природных ресурсов. К примеру, количество зёрен, бобов, картофеля, овощей и т. п., которые можно вырастить на участке земли, по мнению автора нескольких книг о пользе вегетарианской диеты Джона Роббинса, в десятки и даже сотни раз превосходит количество мяса, которое можно получить при использовании этого участка для животноводства. Правда, при этом возникает вопрос – кому понравится жить в таком мире? И не есть ли в нем более важные вещи, чем выживание – человеческое достоинство и свобода, например?

Задумайтесь, ничего вам не напоминают эти веганы или велосипедисты, или противники меховой одежды? … Правильно, религиозную секту. Причем тоталитарного характера.

Правительство ФРГ в листовке, которая раздается школьникам, выделяет следующие 17 признаков тоталитарных сект:

  1. В группе ты найдешь именно то, что до сих пор напрасно искал. Она знает абсолютно точно, чего тебе не хватает.
  2. Уже первая встреча открывает для тебя полностью новый взгляд на вещи.
  3. Мировоззрение группы ошеломляюще просто и объясняет любую проблему.
  4. Трудно составить точную характеристику группы. Ты не должен размышлять или проверять. Твой новые друзья говорят: — Это невозможно объяснить, ты должен пережить это — пойдем сейчас с нами в наш Центр”.
  5. У группы есть учитель, медиум, вождь или гуру. Только он знает всю истину.
  6. Учение группы считается единственно настоящим, вечно истинным знанием. Традиционная наука, рациональное мышление, разум отвергаются, поскольку они негативные, сатанинские, непросвещенные.
  7. Критика со стороны не принадлежащих к группе считается доказательством ее правоты.
  8. Мир катится к катастрофе, и только группа знает, как можно спасти его.
  9. Твоя группа — это элита. Остальное человечество тяжело больно и глубоко потеряно: ведь оно не сотрудничаете группой или не позволяет ей спасать себя.
  10. Ты должен немедленно стать членом группы.
  11. Группа отграничивает себя от остального мира, например одеждой, пищей, особым языком, четкой регламентацией межличностных отношений.
  12. Группа желает, чтобы ты разорвал свои “старые” отношения, так как они препятствуют твоему развитию.
  13. Твои сексуальные отношения регламентируются извне. Например, руководство подбирает партнеров, предписывает групповой секс или, наоборот, полное воздержание.
  14. Группа наполняет все твое время заданиями: продажей книг или газет, вербовкой новых членов, посещением курсов, медитациями…
  15. Очень сложно остаться од ному, кто-то из группы всегда рядом с тобой.
  16. Если ты начинаешь сомневаться, если обещанный успех не приходит, то виноват всегда окажешься сам, поскольку ты якобы недостаточно много работаешь над собой или слишком слабо веришь.
  17. Группа требует абсолютного и беспрекословного соблюдения своих правил и дисциплины, поскольку это единственный путь к спасению.

Листовка заканчивается предупреждением: “Если хотя бы один признак кажется тебе знакомым, БУДЬ ОСТОРОЖЕН!”

Сколько вы насчитаете пунктов из этой листовки, которые можно отнести к сообществу людей, занимающихся уменьшением личного потребления? Я насчитал 12 – более чем критическое количество…

Что самое главное – уменьшение потребления со стороны жителей развитых стран быстро перекрывается увеличением потребления в странах развивающихся, хотя бы в силу высокой рождаемости там. Соответственно, смысла в самоограничении нет никакого – антропогенное давление на биосферу земли все равно не уменьшается, а растет, пусть на несколько процентов медленнее.

Что делать? Вначале подумать, не стоит ли потратить силы на решение проблемы перенаселения планеты. Потом увидеть, что такие решения есть и в основном заключаются в достижении женщинами развивающихся стран настоящего равенства с мужчинами.  У свободных и умных женщин, как правило, мало детей. Если уж хочется что-то сделать для планеты, следует не питаться проросшими зернами, а научить соседку Фатиму овладеть достойной человека профессией, попутно рассказав о массе возможностей в этом мире для свободной женщины.

Социальная активность, казалось бы, хороша в любых формах – но это не так. Увлечение добровольчеством ведет к массовому разочарованию и получению в основном негативного опыта, что вызывает неприятие всех «зеленых» идей впоследствии…
Уборка мусора в местах массового отдыха приводит к тому, что поток отдыхающих на чистое место только усиливается. К тому же у отдыхающих возникает уверенность в том, что сорить можно – обязательно кто-то уберет. Правильное поведение: убрать место отдыха один раз и установить там постоянные посты, создав оборудованную всем необходимым зону отдыха с комплексом платных услуг. (Например – подземный музей в Саблинских пещерах, который создала общественная организация, именно так действует; заброшенный мраморный карьер в Карелии «Рускеала» тоже постепенно оборудуется силами общественников для цивилизованного посещения…)

Раздельный сбор твердых коммунальных отходов, воспринимаемый, как панацея, на самом деле  способствует переработке мусора и в некоторых случаях – уменьшению платы за его вывоз. Но природе он не помогает, скорее – вредит, так – как возникает новая масса материала, нуждающегося в переработке с образованием новых отходов – но уже не твердых, а жидких или газообразных. Люди, пропагандирующие раздельный сбор, видимо, забывают о законе Ломоносова – Лавуазье.  Переработка отходов без уменьшения производства товара и , соответственно, потребления,  не способствует охране природы. На самом же деле при переработке отходов уменьшения потребления не происходит, напротив – отходы превращаются в новый товар.

Посадка деревьев, обустройство рекреационных зон хороши, если созданное трудом добровольцев оказывается под защитой. Если волонтеры оборудовали лесные стоянки, обустроили родники, а территория не охраняется, это означает, что все их усилия в течение месяца будут уничтожены местной шпаной. Начинать надо с забора, это вам скажет любой хозяин. Если забора нельзя установить, все остальное – «мартышкин труд» и лучше им не заниматься, дабы не быть посмешищем.

А вот помощь диким и домашним животным, попавшим в беду – безусловно, очень полезный и благородный труд. Добровольцы – «айболиты» нужны очень!

К социальной активности относят также выявление нарушений природоохранного законодательства и сигнализирование о них в соответствующие органы. Для большего привлечения внимания активисты устраивают митинги, проводят пикеты, а также акции прямого действия – например, ломают по их мнению незаконно возведенный забор или поджигают делающий «не там» котлован эскаватор.  Таким образом, возникает криминогенная обстановка, появляется  куча посредников, о которых активисты и знать не знают, которые берутся «решить вопрос с протестующими» или просто берут плату «за нейтралитет»… Не говоря о том, что размываются моральные понятия – сломать чужую вещь оказывается можно, вломиться на чужую территорию – тоже можно, взломать чужой сайт, прочесть чужую почту… В общем, нарушение моральных норм оправдывается благой целью… Думаю, не надо объяснять, что все революционные убийцы начинали с этого.

К деструктивной деятельности экоорганизаций относится также клянчание из бюджета на, вероятно, важное, но не первоочередное дело. К примеру, нужно ремонтировать дома и дороги, но «экологисты»  требуют велосипедных дорожек и проката велосипедов. Теперь у нас есть прокат велосипедов, «как в Европе», и нет денег расселить коммуналки. 
Правильный подход – не клянчить из бюджета, а его наполнять. И тут силы общественных организаций совершенно не прикладываются… Хотя перечисление возможностей воздействия общественности на наполняемость бюджета заняло бы десяток страниц.

Вершина общественной деятельности, достижимая лишь в профессиональных общественных организациях – изменение реальности в положительную сторону. Не запрещать, а строить, не клянчить денег, а напонять бюджет, не защищать интересы потребителей природы, а управлять и формировать эти интересы.  Коротко перечислю подобные направления деятельности, не забывая, что любое из них может иметь и деструктивный характер – зависит в первую очередь от целей организации.

Проведение акций по формированию общественного мнения важный метод. Лучшим способом является убеждение сограждан в экономической выгоде лично для них предлагаемых «зелеными» решений.
Проведение общественных экологических экспертиз – причем правдивых, а не огульно отрицательных. Общественная экспертиза не защищает общество, а устанавливает для него истину.
Лоббирование создания экологических поселений, а в их лайт-варианте – просто поселений на природе, где горожане могут в комфортных условиях и на свежем воздухе вырастить новое поколение здоровых детей.
Общественные организации могут и сами создавать рекреационные зоны, оборудованные всеми нужными для отдыха вещами, параллельно жестко запрещая устраивать стоянки вне таких зон.
Экологи – общественники могут организовывать Особо охраняемые природные территории – заповедники, заказники, памятники природы – и затем внимательно следить за их состоянием, не перекладывая это на власть.
Разработка местных и республиканских законов и подзаконных актов, программ улучшения природной среды, лоббирование внедрения новых ресурсосберегающих технологий, планирование развития территорий в целях создания системы устойчивого развития также входит в возможности общественных экологических организаций…

И, с моей точки зрения, главная задача гражданской общественности: создание моделей поведения. Создание идеологии устойчивого развития в этике, эстетике, различных видах искусства…

Понятно, что между создателями идеологий и волонтерами, убирающими мусор, лежит огромная интеллектуальная пропасть. Большинству из волонтеров её не перешагнуть. Это я говорю к тому, что в экодвижении нужны не озабоченные спасением природы – а просто умные люди. Которых среди озабоченных чем бы то ни было мне не встречалось…

  На мой взгляд, экологическая деятельность в независимом общественном движении – это в первую очередь обучение применению норм экологического мировоззрения в повседневной жизни. Экологическое мировоззрение по сути является мировоззрением эсхатологическим и основано на осознании того, что человечество – часть глобальной “пищевой пирамиды”. Следовательно, человечество в целом и каждый человек в отдельности не может существовать, не разрушая природу и не убивая живые организмы. В ходе развития цивилизации человечество выработало ряд моральных систем, в подавляющем большинстве которых “все, что приносит смерть – зло, все, что служит к продолжению жизни — благо” (А. Швейцер). Следовательно, люди в большинстве своем признают, что убийство живых существ противоречит нормам морали, что существование человечества, равно как и жизни на Земле в целом, основано на убийстве и разрушении, которые считаются “необходимыми”, так как они служат к продолжению жизни. Но принесение смерти одним ради жизни других все равно является злом. Иначе таким постулатом можно оправдать любое преступление, в том числе и геноцид целых народов. Следовательно, практика существования человечества является аморальной.

В большинстве моральных и религиозных систем человечества признается двойственная сущность людей и наличие неразрешимых противоречий между их духовной сущностью и материальным (физическим) телом. Следовательно, понимание аморальности существования физического тела человека наличествует практически столько, сколько существует современная цивилизация.

В мире существует неизбежность смерти, следовательно, процесс жизни, основанный на смерти других живых существ, неминуемо оканчивается смертью его носителей.

 Энтропия на Земле всегда возрастает, следовательно, любое человеческое действие, даже имеющее целью защиту природы и жизни, имеет отрицательный эффект, выражающийся в непрямом разрушении природы и гибели живых существ; причем совокупные последствия от данного отрицательного эффекта значительнее, чем прогнозируемые положительные последствия. Частный случай данного следствия – утилизация вторичного сырья не уменьшает количество отходов, но увеличивает их, только в иной форме. Побочное вывод из сказанного: единственный действенный путь охраны окружающей среды состоит в бездеятельности (например, в отказе от продолжения рода, и т.д.), то есть априори невозможен для всех представителей человечества.

Если энтропия на Земле всегда возрастает, следовательно, антиэнтропийные (негэнтропийные) явления усложнения материи, нервной системы, мозговой ткани, сигнальных систем человеческой психики и так далее, приведшие к появлению современного человеческого разума, лишь кажутся антиэнтропийными, так как имеют локальный антиэнтропийный эффект, но на большом отрезке времени лишь увеличивают энтропию, что мы наблюдаем, изучая историю человечества. Возможный вывод: человечество является инструментом для многократного ускорения энтропийных процессов.

Природа всегда будет “сильнее” человечества. Человечеству никогда не овладеть силами, сравнимыми по мощи с Солнцем, так как биологический предел человека не позволяет ему произвести на планете энергии больше, чем 1% от падающего на нее солнечного света – в противном случае человечество погибнет от перегрева атмосферы. Нынешнее спокойное развитие цивилизации есть результат никогда ранее не имевшего места в истории Земли феномена “долгого лета”, длящегося уже 10 000 лет, при котором климат на планете стал стабильный и относительно мягкий. Следовательно, уничтожение цивилизации силами природы неизбежно, человечество никогда не будет в силах ему противостоять, и это лишь вопрос времени. Человек может ускорить процесс уничтожения цивилизации, но не сможет избегнуть его результатов.

Процессы, необходимые для существования человечества и ведущие к разрушению природы и убийству живых существ, аморальны, следовательно, неизбежная гибель человечества и (или) цивилизации не является абсолютным злом, так как разрушение аморальной системы не может быть злом.

Гипотетически разум может существовать на базе носителя, не включенного в пищевую пирамиду, и, следовательно, существующего без противоречия морали по Канту-Швейцеру (например, разумная жизнь может существовать в виде энергетических полей). Следовательно, хотя бы теоретически разум может быть свободен от осознания своего существования как противоречащего “категорическому императиву” Канта.

Возрастание энтропии во Вселенной не противоречит развитию разума вне белковых носителей, так как в ходе развития хаоса во Вселенной создается бесконечно сложное и бесконечно большое, единое в пространстве, информационное поле, генерируемое бесконечным разнообразием элементарных частиц, носителями информации в котором выступают элементарные частицы, не имеющие момента времени, а, соответственно, существующие (для них) вечно. Разум же возникает в процессе преодоления порога усложнения любой структуры. (“В пределе разнообразие – это и есть хаос”: Н. Моисеев). (См. ссылку 10).

Гибель человечества неизбежна, но не является трагедией, так как человечество вполне осознает аморальность практики своего существования и признает (в лице своих духовных лидеров – пророков и философов) неизбежность и закономерность своего исчезновения, о чем свидетельствует эсхатология практически всех религий мира. Экстраполируя происходящие события в природе и учитывая, что данные энтропийные процессы имеют однонаправленный вектор, можно прогнозировать, что гибель современной цивилизации произойдет в исторически близкий нам период.

 

Заключение

«План спасения» №2.

Во многих религиях мира духовная сущность людей бессмертна; следовательно, земная жизнь – лишь школа для развития творческих способностей тех, кого ждет в дальнейшем слияние с Творцом, Вселенским разумом, и так далее. Но, даже если душа не обладает бессмертием, экологическое мировоззрение, равно как и религиозное эсхатологическое мировоззрение, помогает понять, как надо жить и действовать, твердо зная, что будущего не будет.

Надо просто делать то, что считаешь нужным, делать вне зависимости от того, имеет ли это смысл в отсутствии многолетней перспективы. (Пример — сажать деревья правильно не потому, что они будут полезны для ваших внуков; возможно, внуков и не будет, а потому, что сажать деревья – нравственно). Считаем, общественная деятельность в экологическом движении сейчас – всего лишь набор правильных норм поведения человека перед лицом обстоятельств непреодолимой силы. Правда, из этого не следует, что она должна быть абсурдной – все же приложить свои силы хочется с достижением хотя бы временного положительного результата, пусть даже заранее зная о невозможности изменить гибельную ситуацию. Еще раз вспомним труд П. Тейяра де Шардена, с упоминания которого мы и начали наш разговор: «Выполнять порученную нам задачу — двигать вперед ноогенез — мы согласимся лишь при одном условии, чтобы требуемое от нас усилие имело шансы на успех и повело нас как можно дальше. Животное может очертя голову ринуться в тупик или к пропасти. Человек никогда не сделает ни одного шага в направлении, которое, как он знает, бесперспективно. Вот он как раз тот недуг, который нас беспокоит.

…что же требуется как минимум, чтобы лежащий впереди нас путь мог быть назван открытым? Только одно — но это все. Чтобы нам были обеспечены место и возможности реализовать себя, то есть, прогрессируя (прямо или косвенно, индивидуально или коллективно), раскрыть до предела самих себя».

Именно этого и лишено нынешнее поколение землян. Во всяком случае, землян, умеющих думать, являющихся носителями категорического императива, и способных двигаться вперед. Их мало, но во все века именно они развивали цивилизацию, «двигая вперед ноогенез». Остальные, подавляющее девяностодевятипроцентное большинство, никогда не поймут, почему это всё вдруг  кончилось, и что им, этим высоколобым, надо.  Ведь можно по-прежнему наслаждаться вкусом еды, лучами Солнца, лаской женщины, по-прежнему «болеть» на стадионах, танцевать, читать, говорить с друзьями, петь, писать стихи, путешествовать… Но осознание,  что всё кончится ничем, и, более того, по совести, такой конец справедлив, лишает всякой перспективы тех, от кого зависит продолжение цивилизации …
И только понимание экологических законов «даёт возможность обеспечить место и возможность реализовать себя», не обращая внимания на грядущее Ничто.  

 

«Все кончится ничем»

Мы привыкли видеть опасность для человечества лишь в действиях самого человечества. Считаем, что глобальная катастрофа может быть только рукотворной и её может вызвать, например, атомная война или техногенный экологический кризис. На самом деле естественных причин для гибели земной цивилизации тоже хватает с избытком.

Конечно, на первом месте — астероидная опасность. Периодически на нашу планету падает из космоса довольно крупный булыжник и это так же неизбежно, как восход Солнца. Животные и растения гибнут в пламени и следующими за пламенем льдами, а оставшиеся в живых начинают всё с начала. Вокруг Земли открыто более 100 000 астероидов. Один из них — Апофис — в 2029 году, в пятницу, 13-го апреля, пролетит довольно близко к Земле. И если в этот раз катастрофа планету минует, под влиянием притяжения Земли астероид изменит свою орбиту и в следующий раз пролетит ближе…

Ледниковый период — ещё одна неизбежная неприятность для человечества. Сейчас на «геологическом календаре» планеты — межледниковье, короткий период между обледенениями. Геологи считают, что такие периоды продолжаются примерно 10 тысяч лет. Наш длится уже тринадцатое тысячелетие. Ученые всё чаще начинают говорить о регистрируемых признаках подготовки природы к возвращению льдов. А новый ледниковый период не пережить ни в каком убежище — во время последнего оледенения на месте нашего города был слой льда толщиной в километры.

Оледенение может начаться вследствие катастрофического извержения вулкана — такого, как то, что произошло 73 тысячи лет назад на острове Тоба. Тогда вулканическая пыль закрыла Солнце на несколько лет. Растительность суши погибла, за исключением экваториальных зон. С нею погибло 90% видов живых существ. Человеческие особи чудом пережили этот период. Климатические условия после этой катастрофы были настолько суровы, что численность человечества не менялась на протяжении 20 тысяч лет. Подобные извержения случаются в истории нашей планеты с завидной регулярностью, примерно раз в 50 тысяч лет. Так — как этот срок давно прошел, обратим внимание на вулканы — вторые после астероидов кандидаты в «разрушители цивилизации». В первую очередь это, конечно, Йеллоустонский вулкан, взорвавшийся уже в десяти фантастических фильмах. Но не меньшую тревогу вызывают у нас и пара Эльбрус-Казбек, о пробуждении которых вулканологи предупреждают с 70-х годов прошлого века. Взрыв подобной силы и «вулканическую зиму» за ним цивилизация не переживёт — хотя бы потому, что запасов еды не хватит на несколько неурожайных лет.

Хотя для того, чтобы исчезла еда, не нужно взрываться вулканам. Достаточно, чтобы исчезли пчелы, опыляющие большую часть культурных растений. А исчезновение пчёл, начавшееся с 60-х годов прошлого века, продолжается. В среднем по миру пчел в пересчете на гектар стало меньше на 50%, а в США — на 90%. И хотя переносить пыльцу может ветер, а также другие насекомые, пророчество Альберта Эйнштейна о том, что человечество погибнет через четыре года после того, как умрёт последняя пчела, вполне может сбыться.

Но умирают и исчезают с лица Земли не только пчелы. Европейская раса стремительно стареет. Новых детей рождается в два раза меньше, чем надо, чтобы покрыть естественную убыль — то есть в среднем по «полтора ребенка» на семью. Это означает, что к 2050 году (если человечество переживет прилёт Апофиса) в мире останется примерно 450 миллионов европейцев, (примерно 5% от всего населения планеты) и половина из них будет старше 50 лет. Исчезновение европейцев, уже математически спрогнозированное и практически неизбежное — вызовет изменение характера всей цивилизации. Собственно, можно сказать, что той цивилизации, к которой мы привыкли, больше не будет.

В общем, опасностей столько —  много больше, чем здесь перечислено — и они такие разные, что можно с уверенностью сказать лишь одно: цивилизация обречена, и причины её гибели будут вполне естественны. Видимо, срок существования планетарного разума изначально недолог.

На фоне такого вывода все наши сиюминутные хлопоты, программы и проекты, заявления и резолюции, могут показаться не существенными. Но мне кажется, это всё же не так. Мы все смертны. Но это же не причина не лечить насморк. Да, здесь, на нашей планете, всё кончится Большим Ничем. Но из этого не следует, что мы должны жить в постоянном страхе перед неожиданной и неизбежной катастрофой. 

Если считать, что человек — лишь белковый организм, всем трудам которого поставлен предел природой, то тогда, конечно, мы никогда не найдем смысла ни в жизни каждого, ни в существовании всех. Но если мы — нечто большее, чем разумные сгустки материи на глиняном шарике, несущемся сквозь неописуемо холодную пустоту, то, что же — тогда у нас есть надежда.

 

Юрий Шевчук, Северо-Западный Зеленый Крест

 

Начало

Окончание

Категория: Организации
Тэг:

Похожие Новости:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *