О лесе без истерики

19.04.2016 12:27
автор: ecoleaks

Интервью с Юрием Сергеевичем Шевчуком, председателем Северо-Западного Зеленого Креста

Лучшая защита леса - это забор

Лучшая защита леса — это забор с крепким замком

Когда и почему вы начали заниматься общественной природоохранной деятельностью?

Общественной природоохранной деятельностью я начал заниматься в 1979 году, в рамках Всероссийского общества охраны природы, в качестве общественного инспектора. Сейчас институт общественных инспекторов упразднен в связи с изменениями Кодекса об Административных нарушениях. А жаль, так-как нарушения природоохранного законодательства в лесах у нас массовые, достаточно на любую туристскую стоянку заглянуть. А лесники всюду не успевают. На массовые нарушения ничем, кроме массового контроля со стороны общественности, ответить невозможно. Поэтому наша организация последовательно выступает за возрождение общественной природоохранной инспекции и придания ей полномочий, сопоставимых с полномочиями государственных инспекторов.

Как изменились леса Ленинградской области на протяжении двадцатого века? Насколько актуальна для региона проблема изменения соотношения лиственных и ценных в промышленном плане хвойных пород?

Вообще-то история изменения состава лесных пород в результате действия антропогенного фактора в Ленинградской области не ограничивается 20 веком. Еще во времена подсечного земледелия были истреблены ленточные боры вдоль берегов рек; ко времени царствования Елизаветы Петровны относится указ, запрещающий рубить деревья на дрова в окрестностях Петербурга… В ХХ веке практически вся территория области была превращена в зону мелиорации. В болотном поясе вокруг Петербурга – Ленинграда были проложены узкоколейки, оттуда вывозилось огромное количество древесины, предназначавшейся, в основном, на дрова. Практически до начала 60-х годов в Ленинграде топились печи в домах. Парового отопления было крайне мало. В 30-е годы был создан специальный лагерь для снабжения Ленинграда дровами в системе ГУЛАГа – СвирьЛаг, располагавшийся на востоке области. Постепенный переход на мазутное и угольное, а затем и газовое отопление, сильно улучшил состав воздуха в Ленинграде, и дал возможность лесу самостоятельно восстанавливаться. Некоторое вытеснение хвойных пород лиственными действительно, произошло, но это было не самым плохим следствием резкого сокращения рубок. Настоящую опасность представляло то, что начиная с семидесятых годов ХХ века стали вырубаться в первую очередь ценные в промышленном плане породы деревьев, и образовались целые массивы перестойного леса из «дешевых» пород, которые впоследствии стали потенциальными очагами размножения лесных вредителей. Тем временем общая стоимость натурального дерева выросла, появилась новая продукция из древесины, ранее считавшейся не особо ценной – пеллеты, топливные брикеты, и т.д.. Развивается и система переработки отходов лесозаготовок. Так что прослеживается тенденция возрастания общей стоимости леса на корню, несмотря на некоторое уменьшение количества хвойных по сравнению с началом ХХ века. Сейчас используется практически любой лес, как в начале прошлого века. Но продукция из древесины стоит дороже и рентабельность лесозаготовок по сравнению с тем периодом повысилась, в частности, из-за сокращения доли ручного труда.

Влияние каких факторов особенно серьёзно угрожает состоянию лесов региона на сегодняшний день?

Самый опасный враг леса – человек. Ленинградская область испытывает колоссальное антропогенное воздействие со стороны пятимиллионного Санкт – Петербурга. В конце каждой неделе, на выходные дни, на её территорию устремляется поток горожан: от 200 тысяч зимой до полутора миллионов летом. Часть из них – это дачники и садоводы, другие – неорганизованные туристы, и лишь малая часть – туристы организованные, направляющиеся на турбазы или дома отдыха. После туристов в лесах остаются пеньки от срубленных молодых деревьев, пятна от кострищ, кучи мусора. Но самое страшное последствие неорганизованного посещения лесов – пожары. В нашем климате практически все лесные пожары происходят от неосторожного обращения человека с огнём. Причем речь идет не о классическом окурке или не потушенном по правилам костре – часто источником пожара становится осколок стекла, сфокусировавший солнечные лучи на сухой хвое… Второй по значению фактор – отсутствие частной собственности на леса (вкупе с отсутствием реальной частной охраны лесов). Лес – это имущество, обладающее определенной стоимостью. Но арендатор должен смиряться с тем, что по его лесу, за сохранение которого он несет ответственность, ходит каждый, кто пожелает. Арендатор сейчас зависит от доброй воли любого бродяги – потушит ли тот костёр, или напьется и бросит угли тлеть на хвойной подстилке… Не удивительно, что в такой ситуации и страховые компании не готовы страховать лес от возгорания. К тому же лес растет в нашем климате долго, спелости сосна достигает к 80 лет, а срок аренды – 49; это значит, что лесовосстановительные мероприятия арендаторы лесных угодий проводят «для чужого дяди». Есть общее правило – если собственность невозможно передать по наследству, она будет уничтожена к концу аренды. И лес тут – не исключение. Третий, довольно новый фактор угрозы лесам – ураганы и смерчи, чья мощность и частота усиливаются с каждым годом. После среднего урагана образуется ветровала больше, чем в год вырубается по всей Ленинградской области. Убрать такой объем древесины, к тому же по бездорожью, очень сложно. Не убирать – поваленные деревья становятся источником распространения древесных вредителей.

Назовите события в лесной отрасли Ленинградской области, которые порадовали вас как эколога

Очень порадовало создание на территории Ленинградской области наблюдательной сети из видеокамер, установленных на вышках мобильной связи «Мегафон» и соединенных единым центром, находящимся в Комитете по природопользованию. Благодаря этой сети любой дым от костра или лесной пожар удается отследить практически мгновенно – и так же мгновенно дать сигнал на принятие противопожарных мер. В результате в области практически не горят леса – пожары удается притушить «в зародыше». Надеюсь, что в скором времени эта сеть, слегка усовершенствованная, сможет отслеживать такие нарушения, как заезд автотранспорта в прибрежную полосу, например…

Сегодня актуален вопрос о формировании национальной лесной политики. В чём, по-вашему, должна заключаться суть конструктивных перемен?

У природы есть лишь два союзника – замок и забор; и лишь один враг – человек. Без частной собственности на землю, леса, водные объекты, мы не сможем регламентировать их посещение. А бесконтрольное посещение влечет за собой деградацию природы, загрязнение воды и почвы, уничтожение лесов. Надежда на возможность воспитания культуры поведения в лесах была развеяна опытом массовых уборок мест отдыха на берегах лесных озёр. Несмотря на наглядный пример труда десятков добровольцев, сотни «отдыхающих» спустя месяц превращали убранный берег в еще более замусоренный, чем до уборки. Государственный контроль, даже с применением новейших достижений техники (в частности, беспилотных самолётов), все равно не эффективен, хотя бы из-за малочисленности штатов госинспекции. Так что частную собственность на природные ресурсы необходимо будет подкрепить массовой общественной инспекцией, которую именно в силу её массовости будет невозможно ни подкупить, ни запугать. Для этого следует изменить «Кодекс об Административных правонарушениях». Тогда арендаторы станут настоящими хозяевами леса, а местное население на основе «Закона о местном самоуправлении» и измененного КоАП, образуя отделения общественной инспекции охраны природы, будет осуществлять общественный контроль за его состоянием.

ecoleaks

Читайте также по теме:

Категории: ОбществоПроблемы

Похожие Новости:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *