Мусор с двойным дном

31.07.2017 10:32
автор: ecoleaks

Еще недавно скромные, садоводства «Эскалатор» и «Нива», входящие в состав садоводческого комплекса Северная Самарка во Всеволожском районе, в этом году привлекли к себе внимание общественности и СМИ не только регионального, но и городского масштаба. В результате представители областной власти оказались вынуждены давать жителям невыполнимые обещания и предъявлять к бизнесу непродуманные требования

 

d253444a2f00560b85879f8260dfcd1e

 

Протесты и жалобы

Свою роль в этой истории сыграл «балашихинский прецедент» — жалоба жителей одного из районов Подмосковья на гигантскую свалку, прозвучавшая в ходе «прямой линии» с президентом Владимиром Путиным. Ту свалку закрыли, но осадок, как говорится, остался, ведь аналогичные обращения по поводу «своей» свалки готовили к прямой линии во многих регионах РФ, в том числе и в Самарке. По этому поводу продолжают кипеть страсти в соцсетях и на форумах электронных СМИ. Вот несколько наиболее типичных высказываний:

— Группа (в соцсети «ВКонтакте». — Прим. ред.) создана для инициативных людей! И тех, кто неравнодушен к проблеме, которая создает свалка твердых отходов «Северная Самарка» (ПТО-2), расположенная вблизи населенного пункта «местечко Карьер Мяглово». Свалка уже «наступает» на дачные массивы!!! Свалка портит жизнь всем, кто проживает рядом, ведь мусор на свалку свозят со многих районов Санкт-Петербурга и Ленобласти!

— Уважаемые участники группы! На сайте (платформа петиций) создана петиция против расширения свалки Северная Самарка. Нужно собрать подписи. Если вы согласны с петицией, подпишите, пожалуйста, и распространите петицию среди друзей и знакомых!

— Мусорная проблема больших городов перекладывается на плечи области. И почему бы не поднимать сборы за вывоз этого мусора? Пусть от города везут хоть за тридевять земель. Наверное, только тогда мы будем задумываться о том, сколько мы платим за этот мусор и сколько его производим (на уровне каждой семьи). Закапываем тонны пластика, который столетиями не разлагается. Почему нет достойной переработки? Горы мусора растут не по дням, а по часам. Почему производителей не обязать платить утилизационный сбор?

Местные власти не могут игнорировать эти протесты — как, впрочем, и тот непреложный факт, что жалобами и запретами рост груды мусора не остановишь. В результате сложилась неразрешимая на первый взгляд ситуация.

Но, возможно, это даже к лучшему: необходимость разобраться с проблемами жизненно важной для города и области «мусорной» отрасли назрела давно.

 

Самозахват земель в защитной зоне

Кратко напомним суть дела, о которой пишут региональные СМИ. Во Всеволожском районе до поры до времени мирно соседствовали садоводческий массив Северная Самарка и одноименный полигон твердых отходов. Полигон был создан в 70-е годы прошлого века с соблюдением всех санитарных норм, садоводства же появились в конце 80-х годов, и до поры до времени объекты друг другу не мешали.

Разумеется, никто из новых дачников никогда не признает, что купил участок в границах защитной зоны. Еще менее вероятно, что свою вину признают местные власти. Так что крайним остается полигон — просто по факту своего существования.

В «лихие 90-е» садоводства, перешедшие на рыночные рельсы, стали прирастать новыми участками, которые располагались прямо в официально установленной 500-метровой санитарно-защитной зоне полигона. Процесс продолжился и в 2000-х — более того, вместо садовых домиков стали строить на продажу настоящие коттеджи. Покупателей заверяли (со ссылкой на некие «информированные источники»), что полигон скоро ликвидируют и даже перевезут, так что вид из окон он портить не будет. А местные власти, слегка пригрозив предприимчивым дачным девелоперам, амнистировали и один за другим узаконивали самозахваты земли.

Конфликт разгорелся, когда садоводы-новоселы поняли, что полигон в ближайшее время никуда не исчезнет — напротив, он расширяется. Из своих законных, отведенных в 1974 году 60 гектаров, он к настоящему времени использовал только 30, сейчас ведутся инженерные работы по подготовке к рекультивации использованной части территории. Кроме того, уже составлен проект освоения второй очереди: гидроизоляции площадки, забивки шпунтов, строительства пункта сортировки отходов, дорог и т.д.

Разумеется, никто из новых дачников никогда не признает, что купил участок в границах защитной зоны по собственному, выражаясь дипломатично, легкомыслию. Еще менее вероятно, что свою вину признают местные власти. Так что крайним остается полигон — просто по факту своего существования.

 

Кто виноват и что делать

Глава Всеволожского района Андрей Низовский высказался по поводу сложившейся ситуации в том смысле, что захоронение отходов на полигонах — прошлый век, мусор нужно перерабатывать во что-то полезное или, по крайней мере, безопасное.

Заявление по сути правильное, но реализовать такое предложение на практике фактически невозможно. Дело в том, что полигон «Северная Самарка» принимает в основном отходы сильно разросшегося за последние годы Всеволожского района Ленинградской области и часть строительных, промышленных и коммунальных отходов близлежащих районов города — всего больше миллиона кубических метров в год. Кроме него, в окрестностях Петербурга есть только полигон «Новый свет» в Гатчинском районе, обслуживающий южную часть мегаполиса.

Если остановить работу «Самарки», миллион кубометров ежегодных отходов придется куда-то девать. Везти их на «Новый свет» — он просто захлебнется в этом потоке, да и транспортные расходы увеличатся вдвое, а перевозчики себе в убыток работать не будут. А единственная альтернатива — превращение всех дорог, ведущих из города в область, в стихийные свалки (если не считать варианта просто накапливать мусор на контейнерных площадках возле жилых домов).

Пожелание главы района наладить переработку отходов вместо захоронения вполне разумно и соответствует духу времени, но сначала заводы по переработке нужно построить. Отметим, чтобы справиться с объемами «Самарки», потребуется два предприятия, стоимостью от 5-6 млрд рублей каждое. В тарифах для населения эти расходы не предусмотрены — к счастью, ведь оплатить их местные жители все равно не смогут.

Пожелание главы района наладить переработку отходов вместо захоронения вполне разумно и соответствует духу времени, но сначала заводы по переработке нужно построить. Чтобы справиться с объемами «Самарки», потребуется два предприятия, стоимостью от 5-6 млрд рублей каждое.

И вот тут возникает главный, принципиальный вопрос, который все старательно обходят: а почему бы властям Ленинградской области и Всеволожского района не сказать садоводам Северной Самарки, что они сами виноваты, поскольку видели, что покупали? Хотят жаловаться — пусть жалуются, в любом суде все равно примут решение в пользу полигона: это отвечает не только юридической практике, но и здравому смыслу (кстати, первый и второй процесс полигон уже выиграл).

К слову, компания «Промотходы», в ведении которой находится полигон, заказала государственным санитарным и экологическим органам серию экспертиз и экологический мониторинг. Все проведенные исследования подтвердили, что здоровью даже самых отчаянных садоводов, построивших свои дома ближе всего к полигону, ничего не угрожает. В любом случае продолжение работы «Северной Самарки», от которой зависит санитарное благополучие всего Всеволожского района и прилегающих территорий, на весах общественной значимости куда тяжелее, чем интересы владельцев самозахваченных участков из садоводств «Эскалатор» и «Нива».

Два полигона на весь город и прилегающие районы области — это, как никак, крайне мало. В 90-е годы их было больше: действовали 2 построенных в советское время мусороперерабатывающих завода (МПБО) на Волхонке и в Янино. Сейчас от Волхонского завода остался, по сути, металлолом (как и почему — отдельная история). МПБО в Янино, как говорят знакомые с ситуацией люди, формально числится работающим, но в основном это нужно для того, чтобы говорить, что в регионе есть хотя бы одно такое предприятие. Кроме того, его пытаются обанкротить мелкие кредиторы, что похоже на попытку захвата. Теперь под угрозой закрытия оказались полигоны «Северная Самарка» и «Новый свет». Возникает вопрос, кому это выгодно.

 

Сфера жизнеобеспечения или бизнес?

Совершенно очевидно, что спор в Самарке имеет двойное или даже тройное дно, и дело отнюдь не в садоводах, а в будущих многомиллиардных потоках бюджетных и тарифных денег — и в том, кто будет их контролировать.

В нынешнем году городу и области предстоит создать некую структуру, которая получит статус регионального оператора по утилизации отходов. По экспертным оценкам, мусорный бизнес двух регионов оценивается примерно в 20 миллиардов рублей в год. Еще несколько миллиардов уйдет на строительство новых МПБО — эти средства оператор, скорее всего, будет выжимать из бюджета. Но есть и нюансы: компания, претендующая на звание регионального оператора, должна иметь все виды лицензий на работу с отходами, а также собственные производственные мощности, т.е. полигоны и заводы. Поскольку новых производств в настоящее время не создается (и это в любом случае процесс длительный), напрашивается вариант формально законного отъема (под предлогом требований жителей и протестов общественников-экологов) действующих полигонов и передача их новому собственнику. Тот, в свою очередь, пообещает решить проблему с садоводами, заплатить долги за Янинский МПБО и тому подобное.

Спор в Самарке имеет двойное или даже тройное дно, и дело отнюдь не в садоводах, а в будущих многомиллиардных потоках бюджетных и тарифных денег — и в том, кто будет их контролировать.

Новому оператору-монополисту потребуется несколько лет, чтобы на конкурсной основе заказать проекты, а потом провести конкурсы на выбор поставщиков оборудования и подрядчиков для постройки новых заводов. Наконец, самым длительным станет процесс поиска инвесторов и выбивания средств из бюджета. И все это время «мусорные» деньги двух регионов будут проходить через счета оператора. Так что даже в случае провала всех проектов в накладе он не останется.

При всем при том переработка мусора — это отрасль жизнеобеспечения, а не просто бизнес. И она не менее важна, чем электро- или водоснабжение. Пока эта отрасль работает — и меньше всего ей нужны кардинальные реформы, создание регионального монополиста, агитационные кампании против полигонов и т.п. Новые мусороперерабатывающие заводы, безусловно, строить придется, но сейчас они не по карману ни региональной казне, ни населению.

К счастью, время еще есть. В области достаточно много бросовых земель, пригодных для создания новых полигонов, да и действующие еще можно расширить. При соблюдении технологии работы с отходами они никому особенно не мешают: свидетельство тому — все та же «Северная Самарка», работающая уже больше 40 лет. Поэтому можно спокойно, без аврала решать вопросы по новым МПБО, желательно с отечественными технологиями и оборудованием, предусматривающим раздельный сбор мусора, современную логистику и т.п.

Что касается крупного бизнеса, претендующего на «мусорные» миллиарды, то ему логичнее будет вписаться в действующую систему, а не подвергать ее угрозе за счет протестов активистов и жалоб садоводов. За «вторую Балашиху», в каком бы регионе она ни имела место, виновным придется ответить — и устным выговором они уже не отделаются. 

 

Общественный контроль

Категория: Отходы
Тэг:

Похожие Новости:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *