Никакая катастрофа Байкалу не грозит

24.12.2012 14:23
автор: ecoleaks

Экологии Бакйала ничто не угрожает, всю шумиху вокруг озера затеяли гуманитарии, влияние ЦБК незначительно, а для эффективной охраны Байкала нужна частная собственность – высокие заборы и злые собаки… Своим видением ситуации вокруг озера с Pravda.ru поделился всемирно известный ученый, главный специалист по Байкалу, директор Лимнологического института Сибирского отделения РАН академик Михаил Грачев. Публикуем выдержки из его интервью

Масштаб. Байкал слишком велик, чтобы человек, даже вооруженный современными технологиями, мог нанести ему сколько-нибудь существенный ущерб. Фото fotopedia.com

«Два года назад мы подводили итоги работы института. Они опубликованы, и там много интересных данных. Но главный вывод, о котором я хочу обязательно сказать, состоит в том, что опровергнут миф о тотальном загрязнении Байкала. Напротив, достаточно строго установлено, что озера находится практически в первозданном состоянии».

«И даже в Академии наук отдельные ее представители утверждают, что Байкал загажен, что надо бороться за его сохранение, что нужно предпринимать неотложные меры по его спасению».

«Загрязняется Байкал или нет? Конечно, загрязняется. И с этим надо бороться. Но согласиться с утверждением, что вся система Байкала загрязнена необратимо, не могу. Мол, «пора тушить свет»! Факты и исследования говорят о другом. Наука не может оперировать понятиями «большое», «катастрофическое», «маленькое» и так далее. Нужны конкретные данные. Раньше их не было. Я имею в виду то время, когда поднялся «шум» вокруг Байкала. Его начали гуманитарии. Им трудно оценивать реальную ситуацию, так как захлестывают эмоции. Я же говорю о том, что есть, а не том, что может быть или что кажется».

«Однажды я продемонстрировал немцам, что такое Байкал. Я поместил озеро на карту Германии, и оно заняло практически всю территорию! Так что не надо строить иллюзий: у нас нет еще технической возможности, чтобы загадить Байкал до катастрофического состояния».

«Когда я появился на Байкале, то первое, что услышал: «Байкал уникален! Нигде такого озера больше нет, а потому ему нужно беречь по-особому!» Но это были пустые слова, потому что не было закона об охране Байкала. Теперь такой Закон есть, и его обойти очень трудно. Родился этот Закон в стенах Лимнологического института. Первую версию я сам писал. Я попробовал найти юристов, то все они оказались милиционерами. Они не смогли написать ничего хорошего».

«Трубу по берегу не проложили — это, в частности, благодаря Закону. Теперь и юридически Байкал уникален. У него «справка» есть об этом. В наше время это необычайно важно».

«Там живет 16 тысяч человек, которые полностью зависят от комбината. Надо найти где-то деньги, чтобы его ликвидировать, превратить в «зеленую лужайку» и пригласить инвесторов. В это время людям надо работать где-то и питаться. Так что «одним махом» от ЦБК не избавишься. Но я уверен — проблема эта будет решена. Торопиться не следует, так как немало поспешных решений уже принималось. Но как человек, хорошо знакомый с Байкалом, и как ученый, который возглавляет Лимнологический институт, могу твердо сказать, что никакой беды над Байкалом не висит, и ничего катастрофического для него не предвидится. За 25 миллионов лет, которые он существует, над ним нависали более страшные вещи».

«И то, что комбинат стоит, и то, что мусор по берегам, и то, что идет беспорядочная застройка, и то, что суда ржавеют и причалы разрушаются, — все это искажает образ Байкала и наносит ощутимый вред. Прежде всего, самому человеку, его восприятию окружающего мира».

«Листвянка вызывает у меня двойное чувство. Я знаю, что там будет через сто лет. И вы догадаетесь, если задумаетесь об этом. В Листвянке смогут жить только очень богатые люди, так как это сейчас происходит на Великих озерах в Америке. По берегам стоят особняки, стриженые лужайки и никого нет, потому что миллиардеры где-нибудь в другом штате играют в гольф. Обычному человеку там места нет. Аналогичное произойдет и с Листвянкой. Это был небольшой рыбацкий поселок. Листвянка радовала глаз горожанина своим кажущимся спокойствием, но люди жили очень бедно. А потом появились «новые русские». В детстве они ели мало сладостей, поэтому дома построили, похожие на торты. Естественно, и они уйдут, их вытеснят те, кто скупит эти земли и построит там для себя современные замки. То, что построено там сейчас, вызывает у меня улыбку. Ни ненависть, а улыбку, потому что все-таки каждый проявил свою фантазию в конструкции дома, проложил дорожки, обустроил свою территорию. Жизнь там кипит. И мусора там немного. В общем, видно, что процесс идет в правильном направлении. Ну, а культура — дела наживное. На нее нужно время».

«А что хорошего, когда государство владеет им?! Не народ, а чиновники. Вы думаете, что они мусор уберут? Нет, этого никогда не будет. Тут нужен забор и злая собака. Если мы хотим, чтобы был порядок, то нужен хозяин. Не лозунги и слова, а конкретные дела».

«Сейчас уже ясно, что не профилировать ЦБК нужно, а демонтировать. А полученную «зеленую лужайку» предложить то ли туристическим компаниями, то ли для каких-то биопроизводств. Сделать нечто подобное, что случилось уже в Западной Европе. Там металлургические заводы были остановлены, закрыты и демонтированы, а площади заняты под современными производствами. Кстати, существовала хорошая программа использования ЦБК, но ее не приняли. Есть такая химия — термомеханическая масса. Это не целлюлоза, а молотая древесина. В Канаде работают два завода. У них нет стоков, нет запахов, поскольку нет варки, нет серы. Хорошая была программа, и я старался ее продвинуть. Но под влиянием «Гринписа» ее забраковали в Москве. Мне непонятно, почему это сделали, однако никто не захотел из чиновников с нами посоветоваться».

«К северо-западу от Байкала осваивается знаменитое Ковыктинское месторождение. Сейчас реализуется программа газификации Иркутской области. Но рано или поздно газ нужно будет подавать на экспорт. Запуганные экологами проектировщики рассматривают только такие маршруты, которые обходят Байкал на многие километры. А почему? Ведь газ — не нефть, байкальскую воду при прорыве наземного трубопровода он загрязнить не может. Более того, в осадках Байкала содержатся огромные количества газовых гидратов, которые постоянно отдают метан в воду. Есть и другие выходы метана, не связанные с гидратами, особенно возле дельты Селенги. Почему бы не проложить трубу по короткому пути — по дну Байкала, как это делают на Балтике, в Черном море? Если труба лопнет, газовый пузырь уйдет в атмосферу, а вреда Байкалу не будет — в его воде и так растворено много метана, и все эндемики к этому приспособились. Зато дальше можно проложить экспортную трубу через Улан-Удэ, через другие промышленные центры Бурятии, дать ей экологически чистое топливо. Идея спорная, но заслуживающая рассмотрения. Впрочем, если бы не был академиком, никто бы слушать не стал…»

Читать интервью на сайте источника

Категории: AroundПроблемы

Похожие Новости:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *