Экология в мундире

13.06.2013 19:58
автор: ecoleaks

Экология может стать очень эффективным оружием, — к такому выводу пришли американские военные во времена холодной войны. Современное экологическое мышление во многом обязано ученым и стратегам тех сумрачных времен

 

Причиной ядерного удара по СССР в культовом фильме «Доктор Стрейнджлав, или как я перестал бояться и полюбил бомбу» послужило фторирование воды. Теория о том, что фторирование — это вероломные происки русских коммунистов, действительно имело место в политических кругах США. «Коммунисты поддерживают фторирование, потому что регулярные микродозы фторидов влияют на психику, лишают человека способности самостоятельно мыслить и принимать решения», — писал ученый Иен Стефан в журнале Nexus

Причиной ядерного удара по СССР в культовом фильме «Доктор Стрейнджлав, или как я перестал бояться и полюбил бомбу» послужило фторирование воды. Теория о том, что фторирование — это вероломные происки русских коммунистов, действительно имело место в политических кругах США. «Коммунисты поддерживают фторирование, потому что регулярные микродозы фторидов влияют на психику, лишают человека способности самостоятельно мыслить и принимать решения», — писал ученый Иен Стефан в журнале Nexus

Первыми экологами были вовсе не хиппи в сандалиях и с цветочками в длинных волосах, — утверждает британский историк Джейкоб Дарвин Хэмблин в своей новой книге «Вооружение матери-природы: рождение катастрофического энвайронментализма» (Arming Mother Nature: The birth of catastrophic environmentalism). Первыми экологами были политики, высшие военные чины и ученые. Они считали, что природа станет их союзников с борьбе с советской угрозой. Но для этого необходимо научится грамотно природой управлять. Да, первые экологи вовсе не собирались спасать планету. Они активно занимались разработкой нового вооружения.

Во время Корейской войны американские военные советники предлагали распылять отходы переработки плутония для создания «поясов смерти». По их мнению, в Третьей мировой следовало вызывать землетрясения с помощью водородных бомб, рассеивать над советскими городами вирусы желтой лихорадки и растапливать арктический лед накачкой в атмосферу миллионов тонн сажи.

Кстати, конгрессмена, который предложил радиоактивные «пояса смерти» в Корее, звали Альберт Гор. Все верно, это отец бывшего вице-президента США и известного борца с изменением климата Альберта Гора.

Хэмблин утверждает, что связь между подобными образчиками военной фантазии и современным экологическим мышлением более тесна, чем мы можем себе вообразить: не будь холодной войны, нас не охватил бы страх экологической катастрофы.

Эпохальные работы, посвященные защите окружающей среды, напичканы военными метафорами и ссылками на исследования, которые финансировал Пентагоном, подчеркивает исследователь. Например, Пол Эрлих выбрал название «Демографическая бомба» (1968) для книги, в которой озаботился перенаселением планеты (кстати, за много лет до него этот сценарий прорабатывался органами национальной безопасности). Исследования в области химического и биологического оружия подарили немало аргументов труду Рейчел Карсон «Безмолвная весна» (1962). Еще раньше британский эколог Чарльз Элтон предупреждал мир об инвазивных видах в книге «Экология нашествий животных и растений» (1958) такими словами: «Нам угрожают не только ядерные бомбы и войны, но и экологические взрывы».

Сотрудник Массачусетского технологического института Джей Форрестер сначала разрабатывал ракетные комплексы для американских военных, а потом взялся за создание модели, которая легла в основу оценки близости конца света, появившейся в докладе Римскому клубу «Пределы роста» (1972).

По другую сторону баррикад стоял Герман Кан — создатель сценариев конца света для корпорации RAND, поддерживаемой Пентагоном, и один из возможных прототипов доктора Стрейнджлава из корпорации Bland в фильме Стэнли Кубрика 1967 года. Кан был экологическим оптимистом и отчаянно критиковал «Пределы роста».

Американские военные ученые хорошо знали свою работу. Они предсказали «ядерную зиму» задолго до того, как ее в 1980-х популяризовал Карл Саган. Они первыми рассчитали, как ракеты НАСА повреждают озоновый слой, и позволили другим много лет спустя забрать Нобелевскую премию за аналогичные работы. Первые послевоенные исследования изменения климата в значительной степени финансировались американскими военными. Анализы, результаты которых стали появляться в печати в 1980-х годах, проводились не экологами, а сотрудниками Министерства энергетики США.

Нет ничего удивительного в том, что сегодня многие американцы скептически относятся к рассказам об экологических ужасах — как только Советский Союз распался, американские военные утратили интерес к управлению окружающей средой, отмечает Хэмблин, и пропаганда ослабла.

По материалам Компьюленты

Читайте также по теме:

Мнение ecoleaks:

Сегодня экология перестала быть оружием, зато превратилась в инструмент политического и экономического влияния. Все это хорошо видно на примере деятельности таких организаций как Гринпис и Фонд дикой природы, которые активно навязывают России и другим странам интересы своих западных спонсоров. Больше всего этих спонсоров волнует энергетика и ресурсы. Отсюда многочисленные протесты против АЭС, нефтепроводов, лесозаготовок. Если выполнить все требования таких «экологов», то экономика страны провалится ниже ватерлинии.

Есть и отечественные примеры борьбы за чужие интересы под экологическим прикрытием. Это в первую очередь движение в защиту Химкинского леса, Экологическая вахта Северного Кавказа и движение в «Защиту Хопра!».

Так что, в определенном смысле экология все еще продолжает оставаться оружием. Причем, массового поражения.

Категории: AroundОбществоОрганизации

Похожие Новости:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *